»

13.07.2022

Юрий Степанович Корюкаев, Заслуженный эколог РФ
Юрий Степанович Корюкаев
Заслуженный эколог РФ

Как обеспечить безопасность при внутренней покраске спущенной на воду атомной подлодки — история заслуженного эколога РФ, Юрия Степановича Корюкаева.


29 декабря 1981 встала в строй первая атомная подводная лодка серии ТК-208 — высотой и шириной с девятиэтажный дом и длиной более 170 метров.

ТК-208 «Дмитрий Донской» — советский и российский тяжёлый атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 941 «Акула». АПЛ прослужила на флоте 20 лет, но и по сей день находится в строю как опытовый корабль.


Так это чудо отечественной науки и техники выглядело при строительстве до того, как его закрыли легким корпусом

Первая атомная подводная лодка
Атомная подлодка «Дмитрий Донской». Начало строительства. Фото © ПО «Севмаш»

Трудности окраски внутренних помещений АПЛ

В конце 1981 года АПЛ прошла испытания. Для подписания акта приёмки оставалась самая малость — финишная окраска внутренних помещений, которые сильно загрязнились в ходе испытаний. Командир корабля и приёмочная комиссия потребовали от «Севмаш-предприятия» гарантии безопасности при проведении малярных работ.

Подтверждение безопасности осложнялось тем, что АПЛ была на плаву и на ней работали все системы жизнеобеспечения, а сообщение с внешней средой осуществлялось только через штатные люки.

Сочетание паров легковоспламеняющихся жидкостей (ЛВЖ) и периодически включающихся электрических приборов и устройств — пожаро-взрывоопасно. Требовалась абсолютная уверенность в безопасности проведения малярных работ. При этом вся ответственность по действующим тогда правилам военной приёмки возлагалась на Центральный НИИ Технологии судостроения. Ну а в Институте — на Головную отраслевую НИЛ охраны труда.

Документация по технологии проведения работ и вентиляции была разработана самим предприятием и в принципе обеспечивала безопасность проведения работ в вентилируемых помещениях. Известны были максимальные объёмы подачи воздуха для обеспечения 10% нижнего предела воспламенения и для работы в респираторах для всех используемых лакокрасочных материалов.

В тоже время, практически не было известно распределение воздушных потоков по помещениям корабля. Самым тревожным было то, что концентрации паров лакокрасочных материалов (ЛКМ), позволяющие безопасно работать в респираторах РУ-60 (специально разработан по ТЗ нашей лаборатории) были близки к допустимым концентрациям по взрывобезопасности.

4 специалиста и анемометр

Была организована рабочая группа в составе представителей отделов технологии покрытий, охраны труда, вентиляции и главного строителя. В неё вошёл и я, в то время начальник головной отраслевой лаборатории охраны труда и дипломированный ВАК старший научный сотрудник по тогдашней специальности «техника безопасности и противопожарная техника».

Ручной анемометр 1967 года - фото
Ручной анемометр 1967 года

На фотографии показан хранимый мною ручной анемометр 1967 года выпуска на фоне части помещений АПЛ. С ним я обошёл и облазил все окрашиваемые помещения атомного гиганта.

Работая по две смены и без выходных, четверо специалистов определили направления потоков и скорости перемещения воздуха во всех помещениях корабля. Помещения, где не вращались крылья анемометра, обозначались как опасные застойные зоны.

Новые разработки и пугливые малярши

Как раз к этому времени наша лаборатория организовала на одном из приборных предприятий судостроения производство переносного индикатора взрывоопасности ПИВ-2У4. Он обеспечивал световую и звуковую сигнализацию превышения 10% нижнего предела взрываемости (НПВ) основных растворителей, в том числе уайт-спирита и ацетона, содержащихся в красках и эмалях для помещений Акулы.

Переносной индикатор взрывоопасности ПИВ-2У4
Переносной индикатор взрывоопасности ПИВ-2У4

Общий вид прибора 1975 года изготовления. Он в рабочем состоянии, и просят за него 5000 рублей.

ПИВ-2У4 установили во все обнаруженные опасные места. Малярные работы велись под контролем рабочей комиссии. При срабатывании приборов окраску приостанавливали и возобновляли только после снижения опасных концентраций. На первых порах я несколько раз обнаруживал отключенные приборы, так как малярши, по их словам, пугались сигналов подаваемых при достижении опасных концентраций.

Потом все недоразумения были устранены, и окраска прошла без инцидентов и безопасно, разве что члены комиссии набрались паров растворителей (особенно вонючего уайт-спирита) и пахли им пару дней.

Через несколько рабочих дней корабль блистал во всей свой красоте, а 29 декабря 1981 г встал в строй. Следующие заказы уже красились по согласованной и утверждённой с учётом проведённых нами работ документации Севмаша уже без моего участия.

Первая подводная лодка «Дмитрий Донской»
Первая подводная лодка «Дмитрий Донской»
Связаться с нами

    Нажимая на кнопку, я даю свое согласие на обработку персональных данных и соглашаюсь с условиями политики конфиденциальности.